Вернуться на Главную страницу

Заметка 70

РИТМ ПОВЕСТВОВАНИЯ

Еще одним методом для большего погружения читателя в сюжет произведения является намеренное управление длиной предложения. Многие начинающие авторы не обращают на это внимание.

Ритм повествования

В прозаическом тексте, как и в поэтическом, есть определенный ритм, который задает скорость и плавность чтения. Этот ритм может создавать и нужное эмоциональное состояние.

Возможно, вы сразу и не поверите, но есть даже такой научный термин — «индекс удобочитаемости». Этот индекс представляет из себя громоздкую формулу, по которой оценивают сложность текста.

Но не буду подробно вдаваться в «научные дебри». Мой подход при написании заметок — стараться сложное рассказывать доступным языком.

Короткие простые предложения, особенно с яркими образами и сильными глаголами, создают динамику и напряжение. Читаются они легко, быстро, отрывисто.

Классический пример. Стихотворение Александра Блока.

«Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века —
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь».

Длинные сложносочиненные предложения, наоборот, как речи старой опытной цыганки, погружают в расслабленное трансовое состояние. Читаются вдумчиво, протяжно. Даже при быстром поспешном чтении создается впечатление, что предложение тебя не отпускает.

Классический пример. Предложение Льва Толстого.

«В 1800-х годах, в те времена, когда не было еще ни железных, ни шоссейных дорог, ни газового, ни стеаринового света, ни пружинных низких диванов, ни мебели без лаку, ни разочарованных юношей со стеклышками, ни либеральных философов-женщин, ни милых дам-камелий, которых так много развелось в наше время, — в те наивные времена, когда из Москвы, выезжая в Петербург в повозке или карете, брали с собой целую кухню домашнего приготовления, ехали восемь суток по мягкой, пыльной или грязной дороге и верили в пожарские котлеты, в валдайские колокольчики и бублики, — когда в длинные осенние вечера нагорали сальные свечи, освещая семейные кружки из двадцати и тридцати человек, на балах в канделябры вставлялись восковые и спермацетовые свечи, когда мебель ставили симметрично, когда наши отцы были еще молоды не одним отсутствием морщин и седых волос, а стрелялись за женщин и из другого угла комнаты бросались поднимать нечаянно и не нечаянно уроненные платочки, наши матери носили коротенькие талии и огромные рукава и решали семейные дела выниманием билетиков, когда прелестные дамы-камелии прятались от дневного света, — в наивные времена масонских лож, мартинистов, тугендбунда, во времена Милорадовичей, Давыдовых, Пушкиных, — в губернском городе К. был съезд помещиков, и кончались дворянские выборы».

Надеюсь, два этих ярких примера помогли мне продемонстрировать вам существующий в повествованиях ритм. Автор, научившийся управлять им в своем произведении, будет иметь возможность создать что-то удивительное и увлекательное.

P.S. Мои первые эксперименты с ритмом можете «подсмотреть» в черновиках эпизодов романа, особенно он заметен в прологе.

» ЧИТАТЬ ЭПИЗОДЫ РОМАНА

» ПОЛУЧИТЬ КНИГУ В ПОДАРОК